Стремление к власти. Норма и патология.
Стремление к власти. Норма и патология.

Для начала, как говориться, определимся в понятиях и попытаемся понять - что же такое власть?
Толковый словарь русского языка под редакцией Ожегова и Шведовой дает такое определение:

«Власть – право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо, подчинять своей воле».

Возникает закономерный вопрос, а что же такое «воля»?

Читаем там же: «Воля – это способность осуществлять свои желания, добиваться поставленных перед собой целей».

А всегда ли человек, использующий власть, осознает свои истинные желания и цели? И что происходит в том случае, когда человек не понимает мотивов своего поведения, но волею судьбы оказывается на вершине власти? А как вообще возникает это право и возможность одного индивидуума к подчинению других?

Одним из первых, кто начал изучать вопросы власти и психологию масс, был Николо Макиавелли (1469-1527), итальянский политический мыслитель. Ради упрочения государства он признавал допустимыми любые средства (отсюда термин «макиавеллизм»).

В девятнадцатом веке роль масс стала значительно возрастать и неслучайно в 80- х годах этого столетия появилась книга французского автора Гюстава Лебона (1841-1931) «Психология народов и масс», которая положила начало новому направлению в психологической литературе – психологии масс.

Двадцатый век – это время двух мировых войн, революций, тоталитарных режимов, невиданного процесса урбанизации, разрыва социальных связей, миграции населения. Все эти процессы анализирует испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет (1883-1955) в своей работе «Восстание масс», увидевшей свет в 1930 г., в которой он отмечает невиданный ранее рост населения планеты. Ортега считал, что с появлением фашизма, который он ставил в один ряд с большевизмом, Европа впадает в варварство. Восстание масс, по Ортеге, это восстание против интеллектуальных и моральных основ общества, отказ от культурного сосуществования.

В 1981 г. вышла книга французского автора Сержа Московичи «Век толпы», продолжающая изучения феноменов толпы. Автор исходит из того, что в конце ХХ века мы можем наблюдать интересное явление под названием глобализация, которое сопровождается созданием масс мирового масштаба. При этом он имеет в виду как создание наднациональных сообществ с их гигантскими городами и рынками, так и развитие электронных телевизионных сетей, бурное развитие систем мультимедиа.

Механизм возникновения власти.

Для начала рассмотрим универсальность феномена власти, который проявляется буквально во всех формах существования как живой, так и неживой материи.
Слово власть широко используется в обыденной речи: оказаться во власти волн, власти музыки, преодолеть власть нищеты, вырваться из-под власти любовных чар и т.п.
Объединят эти разные понятия лишь причина и степень несвободы, т.е. подчинения одного другому.
Проблема подчинения тесно связана с проблемой сохранения порядка, который является основным условием сохранения и продолжения жизни. Борьба за территорию, на которой живут, присуща не только человеку, но и животным, и даже растениям. Попытка захвата территории путем вторжения вызывает у животных реакцию либо агрессии, либо бегства. Этология – наука о поведении животных – дает много интересных примеров как борьбы за власть, так и формирующейся в группах животных иерархии.

Эта же проблема соподчинения существует также и внутри многоклеточных организмов. В многомиллиардном «обществе» клеток должен существовать определенный порядок. Этот порядок закодирован в генетической памяти клетки. Однако иногда возникает своеобразный «бунт» клетки против обязательного порядка в данном организме. Так, например, образуется раковая опухоль. Опухолевые клетки, освободившись от общей дисциплины, свободно, «не считаясь» с остальным организмом, реализуют свои права на сохранение своей жизни и жизни своего нового вида.

Одним словом, чтобы жить и размножаться, требуется завоевывать окружающий мир, что зачастую приводит к конфликтам. Первый такой конфликт, связанный с неподчинением конкретной воле, возник еще, согласно легенде, во времена пребывания Адама и Евы в раю и последующего их изгнания на землю. Именно с тех пор человек и пребывает в постоянной борьбе за свое существование.
Однако борьба происходит не только во внешнем мире, но и внутри психики каждого конкретного индивида. Согласно психоаналитической концепции З.Фрейда, супер-эго человека (совесть, мораль, нравственность) ведет постоянную борьбу с его бессознательными желаниями и импульсами, направленными на получение как можно большего количества удовольствий. По мнению основателя психоанализа, именно от результатов этой борьбы зависит, прежде всего, психическое здоровье индивида.

Как можно заметить из приведенных примеров, власть буквально пронизывает все взаимоотношения, наблюдаемые везде, где есть порядок и подчинение, а значит и внутренний конфликт, который рано или поздно может быть обнародован.
В данной работе сделан акцент исключительно на взаимоотношения, возникающие в процессе межличностного общения и для начала приведем несколько определений и понятий.

Матрица власти.

Власть складывается из многих компонентов – должности, денег, связей, политических способностей, профессионального, управленческого мастерства, авторитета и т. д.

Какие бывают источники власти?

Условно их можно разделить на две группы. К первой отнесем так называемые личностные факторы, которые зависят исключительно от индивида, такие как ум, физическая сила, красота, обаяние. Последними характеристиками власти в приведенном списке часто и весьма успешно пользуются женщины, что очень точно отражает следующая фраза: «В раба мужчину превращает красота» (из арии мюзикла «Нотр Дам»)

Ко второй группе относятся институциональные, т. е. запрограммированные самим обществом источники власти. Прежде всего, это экономические и правовые источники, которые закреплены законами и охраняются государством. В последнее время большое значение приобретает еще один источник власти - информационный. Стала уже афоризмом фраза о том, что «Владеющий информацией, владеет миром». Всем известно, к каким последствиям для политической, например, карьеры может привести умело поданные в различных средствах массовой информации так называемые разоблачения.

Какие средства власти используются чаще всего?

Существует целый арсенал всевозможных способов достижения своих целей – от невинного обольщения, убеждений, обещаний до шантажа, насилия и принуждения. При этом эти средства могут применяться явно, но также возможны и более изощренные способы манипуляций, не всегда осознаваемые противоборствующими сторонами.
А теперь вернемся к проблеме потребности во власти, которая является присущей каждому человеку без исключения, но в разной степени и в зависимости от нескольких факторов. Итак,

Какие факторы влияют на стремление индивида к власти?

По мере возникновения какой-либо из потребностей (положим, в пище) неизбежно возрастает зависимость субъекта от того, кто контролирует благо, способное удовлетворить данную потребность. Эта зависимость переживается как ограничение, несвобода, а поэтому первая характеристика психологического содержания потребности власти есть стремление освободиться, т. е. получить независимость – от обстоятельств, от других людей. Освободиться можно только двумя способами: путем отказа от блага или посредством овладения контролем над ним.

Поскольку отказаться от средств жизнеобеспечения практически невозможно, то остается единственный выход – взять контроль в свои руки, завладеть благом, что и означает захват власти. Именно в этом заключается момент перерастания потребности в свободе в потребность власти, показывающий их генетическое родство. Желание обрести свободу в пользовании благами цивилизации, часто приводит к стремлению индивида обеспечить себе такую возможность с помощью денег. Поэтому, власть и богатство всегда были близкими родственниками.
Однако по поводу того, что первично – власть или богатство – существуют разные теории. Западная философия считает, что «Богатство рождает власть», восточная – «Власть рождает богатство». А известный китайский политический деятель Мао Цзе-дун утверждал, что «Винтовка рождает власть».

Притязания на одно и то же благо, выдвигаемое членами сообщества, могут пересекаться, и тогда возникают коллизии соперничества, которые ведут к стремлению обрести инструменты подавления и тем самым ограничить возможности других. Поэтому насилие и подавление часто сопутствуют власти. Однако человек не может быть агрессивным 24 часа в сутки. Давно замечено, что, например, властный и авторитарный с подчиненными руководитель, возвращаясь домой к жене, ведет себя с ней скромно и робко. Или, наоборот, безвольный подчиненный дома превращается в настоящего тирана.

Властный человек и его жертва зависят друг от друга и нуждаются друг в друге, составляя таким образом садо-мазохистическую пару. З.Фрейд расширил понимание садомазохизма и рассматривал его не только применительно к сексуальному извращению, но и как характеристику определенных человеческих взаимоотношений. Еще дальше в разработке этой темы пошел Э.Фромм, который в своей книге «Анатомия человеческой деструктивности» ввел понятие «садомазохистский характер», который также можно назвать авторитарным, поскольку многие лидеры демонстрируют такие черты, как «притеснение подчиненных и подобострастие по отношению к вышестоящим».

В социальном плане данный тип характера больше соответствует бюрократической личности, т.к. в бюрократической системе каждый человек осуществляет контроль над своими подчиненными и в свою очередь контролируется своими начальниками.
В экспериментах на животных установлено, что жертвой агрессии чаще становиться не обидчик, а субъект совершенно не повинный – потому только, что он находится на более низкой ступени статусной иерархии. Классическим примером является история о том, как начальник накричал на подчиненного, тот, вернувшись домой – на жену, жена – на сына, мальчик выместил обиду на собаке.

Поэтому одной из составляющих власти является статусная потребность, или потребность в самоутверждении. То есть речь идет о сохранении целостности, автономии и суверенитета «Я». Благополучие «Я» состоит не в количестве питья и еды, а заключено в материи более тонкой – в количестве знаков признания, полномочий, уважения, почета. Иногда заменителями могут быть лесть, поклонение, подчинение. В случае дефицита статусной символики некоторым удается обеспечить суррогатный уровень престижа «умением себя подать». Амбициозность, апломб, многозначительность внешнего облика служат весьма надежным индикатором неудовлетворенности.

Таким образом, власть становиться нужной не только для обретения свободы действий, не только для защиты от агрессии, не только для доступа к материальным благам, но и для удовлетворения самолюбия.
Американский психолог Абрахам Маслоу (1908-1970) в графическом виде (в виде пирамиды) отобразил человеческие потребности по мере их значимости для индивида. По его мнению, существуют первичные потребности, к которым он относит физиологические потребности (пища, вода, тепло, кров, секс, сон, здоровье и т.д.) и потребность в безопасности.

Ко вторичным потребностям относятся потребности в принадлежности (к семье, друзьям, группе, стране), а также потребности в уважении и в самореализации. На основании этой теории можно сделать вывод о том, что, например, о потребности в реализации своих способностей и талантов человек может думать тогда, когда он сыт, здоров и находится в безопасности. Однако если не удовлетворяются первичные потребности, человек может демонстрировать повышенный уровень агрессивности.
Всякая потребность «живет» в динамической последовательности то подъема, то спада. Потребность в самоутверждении может «дремать» сколь угодно долго в невостребованном состоянии до тех пор, пока в межличностном общении не прозвучит прямая угроза снижения социального статуса. Человеку в норме власть не нужна, но как только произойдет какое-то ущемление прав или достоинств личности, несправедливость, обида, как тут же появляется желание восстановить душевное равновесие.

Очень точно эту зависимость подметил известный американский психолог Э. Фромм, подчеркивая, что жажда власти коренится не в силе, а в слабости: «Пока и поскольку индивид силен, господство над другими ему не нужно, и он не будет стремиться к власти». Но, чем меньше социальная защищенность, чем более не самостоятелен и зависим человек, чем чаще его самолюбие подвергается уколам извне, тем острее у него желание обладать властью.

Великий принцип умеренности говорит о том, что излишества, а это относится и к власти, не приближают человека ни к счастью, ни к совершенству. В народе бытует мнение, что: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Человек живет в состоянии постоянной неудовлетворенности – в начале им движет страсть к приобретению, а затем страх все потерять.
Однако и другая крайность - отсутствие власти может означать не только ощущение утраты полноты жизни, но и психическое нездоровье. Утрата возможности хоть как-нибудь повлиять на происходящее делает человека беспомощным, лишает уверенности в себе и элементарного самоуважения. А когда озлобленность соединяется с потерей самоуважения, возникает взрывоопасная смесь, способная уничтожить в человеке все человеческое, поэтому из всех дефицитов самый опасный – дефицит власти.

Кроме универсальных базовых человеческих потребностей на формирование стремления к власти большую роль играет история становления индивидуальной психики и история развития ранних родительско-детских отношений. Итак,

Как у ребенка зарождается стремление к власти?

Осваивая окружающий мир, малыш не только выясняет, что можно делать с предметами, но также учится тому, что он может заставить людей сделать и чего ему следует от них ожидать. В 2- или 3-летнем возрасте ребенок уже определяет для себя определенные границы допустимого поведения. Он знает с кем из родителей можно капризничать, командовать или кого из детей можно бить. В этом возрасте он начинает также осваивать природу ролей и прощается, по мнению Мелани Кляйн, с идеей собственного всемогущества, вынужденно подчиняясь воле родителей и окружающей действительности.

Таким образом, семья – это колыбель подчинения и, стало быть, основание власти. Именно в первые годы жизни родителями формируется стиль дальнейшего поведения человека. Особенно большое значение имеют отношения матери и ребенка. «Женщина, качающая колыбель, управляет миром» - так поэтично говорит о роли матери в формировании психики индивида народная мудрость.

Каждый ребенок проходит неизбежно так называемую стадию «сепарации-индивидуации», которая заключается в необходимости отделения от матери. Стремление освободиться, получить самостоятельность от родительских фигур – таковы первые характеристики потребности во власти. Однако это естественное желание получить независимость от обстоятельств и других людей неизбежно наталкивается на сопротивление окружающей среды, что не проходит бесследно для психики. Таким образом, фиксация на полученной в раннем детстве травме позволяет перерасти желанию детского всемогущества в неподкрепленное ничем невротическое подавление других на протяжении всей жизни индивида.

Нередко родители искусственно формируют в ребенке невротическую потребность в доминировании над сверстниками и заставляют его быть непременно первым в учебе, спорте и т.д. Такой пример говорит о наличии невротического заболевания, прежде всего у родителей, которые в данном случае не воспринимают ребенка как отдельного индивида, а видят в нем лишь свое «нарциссическое расширение», т. е. в ребенке пытаются реализовать все свои несбывшиеся мечты и фантазии.

Очень часто право на свободу и независимость попирается в семье, где отношения господства и собственничества маскируются под маской любви и заботы. У детей, выросших в семье, где они могут иметь все, что хотят в обмен на полное подчинение родительской воле, часто развивается глубокий страх перед любовью, которая ассоциируется у них с «золотой клеткой».

«Войны, порождаемые стремлением к власти в обществе, проникают в детскую комнату. Властные притязания родителей, отношения низа и верха в доме, привилегии маленьких неизбежно внушают ребенку влечение к власти и господству. Идя в школу, ребенок уже несет с собой, в жизнь, из семьи, описанный выше механизм, разрушающий здравый смысл. Типичный идеал нашего времени – это по-прежнему герой-одиночка, для которого окружающие выступают лишь в качестве объекта» - так пессимистично писал об этой проблеме создатель индивидуальной психологии Альфред Адлер (1870-1937).

С точки зрения роста и развития личности, можно рассматривать власть как определенную стадию, через которую проходит ЛЮБОЙ человек. Вся проблема заключается в соблюдении границ, чтобы власть не поработила человека настолько, что он может потерять чувство меры, а заодно и себя как личность.

Власть и личность. Когда возникает невроз?

«Если я потеряю трон, под его обломками я похороню весь мир».
Наполеон


Вопрос нормы и патологии в стремлении к власти изучался многими психоаналитиками. Наиболее полно эта тема раскрыта американским аналитиком Карен Хорни (1885-1952) в ее работах «Невроз и личностный рост» и «Невротическая личность нашего времени». Вот, что она пишет по этому поводу: «Желание доминировать, завоевывать престиж, приобретать богатство и добиваться благосостояния, конечно, не является само по себе невротической наклонностью. Невротическое стремление к власти рождается из тревожности, ненависти и чувства собственной неполноценности. Иначе говоря, нормальное стремление к власти рождается из силы, невротическое – из слабости». Если человек не может избавиться от бессознательной тревожности, связанной с комплексом неполноценности, с помощью любви и привязанности, его восхождение на Олимп власти ничем не остановить.

Невротическое стремление к власти служит часто защитой от опасности чувствовать себя или выглядеть ничтожным. Человек в этом случае вырабатывает себе идеал и слепо пытается подражать ему. Невротик рассматривает слабость не только как опасность, но также как и позор. Он делит людей на «сильных» и «слабых», восхищаясь первыми и презирая вторых. Ярким примером такого типа служит Родион Раскольников из романа Достоевского «Преступление и наказание», сравнивающий себя с Наполеоном и считавшим себя вправе лишить жизни никчемную, на его взгляд, старушку-процентщицу.
Еще одну из важных особенностей невротического стремления к доминированию выделяет Карен Хорни, это – «настойчивое требование невротика, чтобы мир приспосабливался к нему, вместо того, чтобы самому приспосабливаться к миру».

Стремление к власти является также защитой от беспомощности и от чувства собственной незначительности. У невротика такого типа развивается ярко выраженная потребность производить впечатление на других, быть объектом восхищения и уважения. Чем более далекими будут его отношения с другими, тем в большей степени он будет развивать в себе перфекционизм, т.е. стремление к совершенству. Всякий недостаток, осознается ли он как таковой или лишь смутно ощущается, воспринимается им как унижение.

Деньги, недвижимость, дорогие автомобили, другие символы преуспевания также являются в нашей культуре защитой от комплекса неполноценности, пережитого, возможно, в далеком детстве. Особый вид страха, защитой от которого служит владение состоянием, - это страх обнищания, лишения, зависимости от других. Этот страх может стать для человека кнутом, толкающим его к непрерывной работе и к тому, чтобы никогда не упускать шанс заработать деньги. Защитный характер этого стремления проявляется в его неспособности использовать свои деньги ради удовольствия. Таким образом, власть, которую деньги дают человеку, прежде всего над другими людьми, превращаются во власть над самим человеком, начиная распоряжаться его выбором и поведением.

У невротика существует тревога, которую можно описать как чувство беспомощности во враждебном и подавляющем мире. Спасение от этой тревоги он ищет в навязчивом стремлении к власти, успеху и обладанию под девизом: «Если я более сильный, более успешный, то меня не обидишь» или в страсти к накопительству, которая в таком случае относится не столько к стремлению к власти, сколько к стремлению к независимости от других. Другой способ избавления от такой базальной тревожности – это попытка настолько подавить чувства, чтобы стать неуязвимым.

В нашей культуре наиболее важный невротический конфликт, считает Карен Хорни, – это конфликт между навязчивым, бездумным стремлением всегда быть первым и потребностью быть всеми любимым.
З.Фрейд и его последователи рассматривали постоянное стремление к лидерству как определенный вид помешательства, невроза. Так, например, известный американский психолог Э.Фромм в своей книге «Бегство от свободы» пишет:
«В психологическом плане жажда власти коренится не в силе, а в слабости. В ней проявляется неспособность личности выстоять в одиночку и жить своей силой. Власть – это господство над кем-либо, сила – это способность к свершению, потенция. Сила в психологическом смысле не имеет ничего общего с господством; это слово означает обладание способностью. Таким образом, «власть» и «сила» - это совершенно разные вещи, «господство» и «потенция» - отнюдь не совпадающие, а взаимоисключающие друг друга. Пока и поскольку индивид силен, то есть способен реализовать свои возможности на основе свободы и целостности своей личности, господство над другими ему не нужно и он не стремится к власти. Власть – это извращение силы, точно так же как сексуальный садизм – извращение половой любви».

Стремление к власти все время держит человека в напряжении – сначала он должен власть завоевать, затем думать о том, как ее сохранить. Людьми, достигшими власти или богатства, часто движет постоянный страх внезапной их потери или страх перед ответным использованием власти. «Если человека боятся, то и он не может не бояться» - так писал об этом знаменитый китайский философ Лао Цзы. Постоянное психическое напряжение, спровоцированное этими опасениями, может привести к паранойе или к другим психическим отклонениям.

Так, по свидетельству биографов, многие известные политические деятели имели те или иные психические отклонения (Наполеон, Робеспьер, Линкольн, Гитлер, Сталин и др.)
Абсолютная власть связана с абсолютной зависимостью. Властитель, подобно младенцу без матери, не может существовать без своих подданных. Но и толпа нуждается в вожде. По мнению Гюстава Лебона:
«Лишь только известное число живых существ соберется вместе, все равно, будет ли стадо животных или толпа людей, они инстинктивно подчиняются власти своего вождя. Обыкновенно вожаки не принадлежат к числу мыслителей – это люди действия. Чаще всего вожаками бывают психически неуравновешенные люди, находящиеся на границе безумия. Как бы ни была нелепа идея, которую они защищают, и цель, к которой они стремятся, их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка. Презрение и преследование не производят на них впечатления или же только еще сильнее возбуждают их».

Политик, поглощенный идеей, самозабвенно ораторствующий перед толпой приверженцев, напоминает человека, употребившего алкогольные напитки, либо наркотические вещества. «Опьянение властью», «это сладкое слово свобода», «жажда власти» – этимология этих выражений говорит о возможной фиксации фанатичных лидеров на оральной стадии психо-сексуального развития.

По мнению З.Фрейда, существуют общие черты между «комплексом дефекации» и «денежным комплексом», которые обнаруживаются в древних культах, мифах и сказках. Поэтому человек, стремящийся к накоплению каких-либо материальных ценностей, считает З.Фрейд, обладает «анальным характером», основными характеристиками которого являются раздражительность, властолюбие, мелочность, упрямство и т.д.
Мужчина, который воспринимает власть как фаллический символ, т.е. как подтверждение своей мужественности, может бессознательно воспринимать угрозу потери власти как символическую кастрацию. Этот страх будет вынуждать его быть лидером всегда и везде, не оставляя никому ни единого шанса быть впереди него.

По словам современного социального технолога В.К.Тарасова «от лидерства нужно уметь вовремя отказываться и уметь делегировать свои полномочия другим. Настоящий профессионал это тот, кто умеет хорошо делать свое дело, но может его и не делать». Другими словами, если человек не страдает навязчивостью «быть всегда первым», но в критические моменты может взять ситуацию под контроль, он психически здоров и нормален. Такие лидеры, использующие свои выдающиеся способности конструктивно, всегда востребованы обществом.

Мораль, власть, политика. Как связаны эти понятия?

Существует ироничное высказывание: «Самые богатые и влиятельные люди либо разыскиваются полицией, либо охраняются ею». Это современный фольклор, а вот, что писал несколько столетий назад итальянский философ Макиавелли в своей знаменитой работе «Государь» (1515):

«Карают, как правило, за мелкие проступки, а за крупные - награждают. Не бойтесь упреков совести за содеянное, потому что победа не вызывает позора, какой бы ценой она ни одержана. Победителей не судят».


Политик, по его мнению, не может руководствоваться нравственными нормами, ибо политика – сфера относительного, а нравственность – область абсолютного. Многочисленные казни нельзя оправдать с точки зрения высших принципов, но это необходимо сделать с точки зрения целей или конкретной ситуации. Многие правители, вступая на престол, избавлялись от своих соперников коварно и вероломно, но затем вошли в историю как мудрые и великие. Стало быть, с принципом относительности тесно связан принцип разграничения политики и морали: политика нельзя судить с нравственных позиций. Идея разделения властей (политической и религиозной) Макиавелли легла в основу классической доктрины буржуазного либерализма.

Природа не позволяет вещам пребывать в покое. Достигнув предела совершенства, государства вступают на обратную дорогу. Маятниковое движение «вверх-вниз-вверх» совершают государства, добро и зло, наши поступки. Согласно Макиавелли, существуют три хороших, или основных формы управления (монархия, аристократия и народное правление) и три плохих, или извращенных (тирания, олигархия и анархия). Вторые так похожи на первые, что легко переходят одна в другую: монархия легко переходит в тиранию, а демократия в анархию.

Круговорот событий создает единую цепь взаимосвязи явлений в природе и обществе. Никогда нельзя устранить одно неудобство, чтобы из этого не возникло другое. Если хочешь сделать народ сильным и великим, то придется в нем воспитать такие качества как, например, свободу и независимость, благодаря которым уже нельзя будет управлять им по желанию. Если оставить слабым и малочисленным, то тоже можно быстро потерять свое благосостояние и власть, из-за вторжения внешних врагов.

В своих «Рассуждениях» Н.Макиавелли делится своим наблюдением о том, что поведением людей руководят два главных мотива – страх и любовь. Поэтому тот, кого боятся, способен управлять так же легко, как и тот, кто любим. Однако, страх прочнее и тверже, а любовь очень тонка. Она держится на крайне зыбкой основе – человеческой благодарности, поэтому гораздо надежнее внушать страх, чем быть любимым.

Свое особое видение соотношения морали и власти изложил известный философ Фридрих Ницше(1844-1900) в своей самой скандальной книге «Воля к власти», оказавшей значительное влияние на умы многих философов, писателей, и политических деятелей ХХ века. Для понимания его идей, приведем лишь некоторые выдержки из его книги: «Мораль – это зверинец: предпосылка ее та, что железные прутья могут быть полезней, чем свобода.
Справедливость – это развитый инстинкт мести.
Угрызения совести – средство разрушения душевной гармонии.
Нравственный человек не есть улучшенный человек, а только ослабленный.
Имеется только воля к насилию и воля защищать себя от насилия. Это не самосохранение».

Возможно, что и в новом тысячелетии его идеи кому-то близки, несмотря на тот факт, что его имя упоминалось на Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками 17.01.1946: «Его видение масс, диктаторски управляемых правителями, предзнаменовало фашистский режим. Ницше верил в высшую расу и превосходство Германии, в которой он видел молодую душу и неистощимую мощь».
Власть может иметь разную ценность для того или иного политика. Она может рассматриваться как инструмент компенсации неполноценности, изначальных физических или психических недостатков личности, которые мобилизовали ее на большие достижения ( теория Адлера, Дж. Лассуэлла). Такие лидеры стремятся к власти и только ею лечат свое переживание неполноценности. Однако бывают и другие

Типы политического лидера.

Немецкий социолог Макс Вебер выделил традиционное лидерство, основанное на вере в святость и неизменность традиций (лидером становятся в силу традиций, например, когда монарх наследует трон отца после его смерти). Также он одним из первых ввел термин харизматическое лидерство, опирающееся на веру в исключительные способности вождя и, добавим с психоаналитической точки зрения, опирающееся на ярко выраженные трансферентные реакции. Рационально-легальноелидерство, по мнению Вебера, основано на вере в законность существующего порядка, избрании и деловой компетенции индивида.

Также можно выделить тип лидера-идеолога и лидера-прагматика. Первый верен идеологии своего движения даже при угрозе потери власти и влияния, демонстрируя таким образом ригидность психики, негибкость мышления, а иногда и бессознательный мазохистический паттерн поведения. Второй способен отказаться от идеологических принципов во имя сохранения власти, используя при этом гибкость и высокие адоптивные способности.

В зависимости от отношения к сторонникам харизматический лидер формирует волю других, лидер-представитель выражает волю тех, кто за ним стоит.
Однако часто можно наблюдать, как случайно попавший во властные структуры человек настолько увлекается политической борьбой, что она становится для него как наркотик, как для летчика небо, и он не мыслит себя уже никем другим, кроме как, например, депутатом или мэром. За сохранение этого статуса такой политик готов пойти на многие сделки со своей совестью, а иногда и даже преступить закон, демонстрируя при этом сильные деструктивные черты, т.е. в его поведении преобладающим будет стремление к разрушению.

По отношению к власти можно выделить оппозиционного и властвующего лидера. Оппозиционный тип в свою очередь подразделяется на два подтипа: конфронтационно-оппозиционный подтип, непримиримый противник данной власти, стремящийся свергнуть ее во что бы то ни стало, и конструктивно-оппозиционный подтип, критикующий данную власть, но не ориентированный на ее немедленное свержение. Критикуя существующую власть, ее ошибки и просчеты, набирая тем самым очки для будущей победы, оппозиционный лидер, как правило, пользуется большими симпатиями масс и с этой точки зрения находится в более выгодном положении, чем властвующий лидер. Он не несет ответственности за те или иные провалы в деятельности государства, дистанцируется от непопулярных мер и т.д.

Такого политика не столько интересует сама по себе власть, сколько возможность постоянно быть на виду, а когда предоставляется возможность воплотить свои идеи в жизнь, под разными предлогами он отказывается от такого шанса.

Можно также выделить два подтипа властвующих лидеров: эгоцентрический тип и социоцентрический. Эгоцентрический тип лидера ориентирует власть на себя, а социоцентрический - на достижение общественных интересов. Второй тип встречается гораздо реже, чем первый, хотя, если провести психоанализ любого властвующего политика, всегда обнаружатся личные мотивы, в разной степени осознаваемые самим индивидом.
По способу и методам достижения поставленных целей можно выделить политика-реформатора, сторонника постепенных, эволюционных, плавных методов, и политика-революционера, приверженца крутых, радикальных перемен. Зачастую это в большей степени зависит от темперамента политика, чем от актуальной ситуации в стране.

По отношению к действительности можно выделить типы лидера: реалиста, фанатика, романтика.
Как известно, политика – искусство возможного.

Реалист, выдвигая адекватные общественным потребностям цели и задачи, исходит из объективной реальности, какой бы хорошей или плохой она не была, из соотношения сил, уровня сознательности масс, степени их подготовленности к выполнению поставленных задач.

Фанатик руководствуется своими идеологическими устремлениями, навязывая их обществу, совершенно не считаясь с реальностью. В центре его ориентаций – гипертрофированная потребность во власти, достижения своих целей любой ценой.

Лидер-романтик на первых порах может воодушевить, увлечь массы какой-либо яркой идеей, обещаниями скорейшего воплощения мечты в жизнь. Такой тип политика не обладает развитой способностью адекватно реагировать на изменившиеся условия и корректировать свои действия.

Макиавелли разделял политиков на львов и лис. По его мнению, тип политика лисы соединяет в себе такие качества, как умение лавировать, предугадывать ход событий, скрывать свои истинные цели, намерения, быть хитрым, осторожным, уметь не попасть в расставленные капканы. Политики-львы чаще всего действуют прямолинейно, методом силового давления, их основной принцип – сокрушить противника в решающий момент в открытом бою. Идеальный тип – политик, обладающий сокрушающей силой льва, ловкостью и хитростью лисы.

Существующий в настоящее время в России политический Олимп позволяет без особого труда узнать в действующих политиках перечисленные типы. Однако в настоящее время многие психологи отмечают значительное снижение роли личности в современной истории.

Власть ныне перешла не к отдельным личностям, а к организациям. Лидеры лишь подписывают решения, выработанные «техноструктурой», решения эти подготавливаются коллективом людей, обладающими профессиональными знаниями. Таким образом, роль лидера резко ослабевает. По мнению американского теоретика Ч.Рейча, современный политик «не руководит машиной, он лишь обслуживает ее. Машина становится столь могущественной, что ни один администратор, вплоть до президента США, не может свернуть с ее пути».

В настоящее время власть продается и покупается, т.к. экономическая власть неизбежно пытается перерасти в политическую. Те, кто контролирует собственность, обязательно будут стремиться превратить свои доллары в голоса избирателей, свою собственность в политическую власть. Поэтому деятельность любой буржуазной партии – это прежде всего продвижение лидера к власти. При этом существует зависимость – чем рискованнее бизнес, тем ближе он должен быть к власти. Поэтому власть и преступления всегда связаны.

Группа лиц, предпочитающая оставаться в тени, выбирает лидера, соответствующего ее интересам и ориентациям. Лидером руководят, придают ему силу его сторонники. Э.Фромм в этой связи считает, что в современных условиях лидером становится ловкий карьерист, формирующий в себе качества, соответствующие конъюнктуре. Он относится к себе как к товару, который следует выгодно продать. Фромм метко называет такого деятеля «флюгерным».

В приспособлении к потребностям и настроениям последователей, неспособности противостоять групповому давлению многие исследователи видят одну из главных причин ослабления фактора лидерства в современных условиях.

Автор статьи – Ирина Радченко.

Пример сезона
Пример серии

автор - GULAG  ::   просмотров - 43457  ::   комметариев - 1  ::  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


У Vivian14ript уже есть 0 комментариев и 0 новостей. Сам он из группы Гости. Статус:
Закон обнаруживает свое благотворное действие лишь тем, кто ему повинуется.
    


Голосование:
Лучший правители России и СССР


Показать все опросы

Я в соцсетях